Поиск 
История Книга «Белинского, 9а» Зал славы Летопись Контакты
О музее
История
Книга «Белинского, 9а»
Зал славы
Летопись
Новости
Обратная связь
Контакты
Навигация

Крюков Евгений Трофимович

 

Крюков Евгений Трофимович

 

 Главный инженер Горьковского радиотелецентра

Кавалер ордена Красной звезды и Отечественной войны 1 степени

Почетный  радист СССР

 

 

Когда  я в июне 1962 года был принят в штат Горьковского  телевидения, ему  шел пятый год, и этот молодой юбилей отмечался  через три месяца 29 сентября.

Во время торжественного собрания среди молодых еще ветеранов эфира не раз звучало имя Евгения Трофимовича Крюкова, моложавого, улыбчивого, порывистого в движениях симпатичного человека.

Он работал  главным инженером телерадиоцентра, причем был назначен на эту должность еще во время его строительства и монтажа оборудования.

Забегая вперед, скажу, что в этой должности он проработал до 1968 года,  а потом был переведен на работу в областное управление связи заместителем начальника по развитию телевидения и радио на территории области. Сейчас уже многие не помнят и не знают,  что  районы севера и юга области не имели возможности смотреть передачи из Горького. Те же Арзамас, Выкса, Сергач, Лукоянов, Красные Баки, Шахунья, Урень... Без общего и единого телевизионного пространства область была разобщена. В этом был и политический подтекст. Вот почему в срочном порядке один за другим строились и вводились в эксплуатацию ретрансляторы.  В том, что телевиденье дошло до самых дальних сел и деревень региона, безусловная заслуга Евгения Трофимовича Крюкова.

Надо сказать, что в 50-е, 60-е и в какой-то мере в 70-е годы в двухэтажном здании под телевизионной вышкой располагались три организации: Горьковский радиопередающий центр  (в его ведении   были  коммуникации, доставлявшие телевизионный и радио сигналы из Москвы в Горький и из Горького, передающие и принимающие комплексы - та же телевышка);  Горьковский телерадиоцентр (ему принадлежал весь аппаратно-студийный комплекс и  инженерные службы обеспечивали техническое оснащение эфира);  Горьковская студия телевидения, в составе которой были творческие работники – редакторы, режиссеры,  теле- и кинооператоры, художники, ведущие программ, дикторы.

Во главе каждой из организаций был свой директор. Причем первые две относились к министерству связи СССР, а студия телевидения к Комитету по радиовещанию и телевидению при Совете Министров СССР. Так что юридически они  были не зависимы друг от друга, но фактически делали общее дело, хотя, надо признать, между творческими и техническими работниками бывали и споры, и ссоры, и  весьма напряженные отношения.

В начале 70-х годов телерадиоцентр был передан из министерства связи в  комитет по телевидению и радиовещанию   Горьковского облисполкома, в состав которого  входили студия телевидения и областное радио.

Познакомившись с Евгением Трофимовичем, я узнал, что через год после Победы, в 1946 году, бывший летчик-фронтовик Евгений Крюков стал студентом электротехнического факультета Горьковского индустриального института по специальности «Радиотехника».    В 1951 году во время преддипломной практики был командирован на Московский телецентр. А после окончания института был принят на работу в областное управление связи на должность инженера радиоузла.

В 1953 году группа энтузиастов во главе с  начальником Горьковского военного зенитно-ракетного училища Л. Н. Пироговым в составе преподавателей училища и инженеров радиотехнических предприятий города Н.И Почены, О.И. Атаманенко, В.М. Василенко, И. Б. Фоминой решила создать в Горьком любительский телецентр. Они пригласили принять участие в этом деле Е.Т. Крюкова, единственного из них знакомого с работой Центрального телевидения страны. Местом размещения выбрали  воинский клуб имени М.В. Фрунзе. Там смонтировали добытую и сделанную умельцами аппаратуру. В День радио - 7 мая 1953 года открыли любительский телецентр, а 11 мая выдали в эфир первую передачу.

Вещание открывалось заставкой – «Малый Горьковский телевизионный центр». Он был рассчитан на короткое появление диктора в кадре и на трансляцию кинофильмов. Для этого он был оснащен двумя кинопроекторами, трубкой-иконоскопом, специальным зеркалом и станцией наведения.

В 1955 году  Евгений Трофимович, имевший уже опыт инженерной работы на любительском телецентре, был назначен главным инженером

строительства стационарного Государственного телецентра, который возводился в районе Пушкинского парка. Через два года, в сентябре 1957, Крюков обеспечил выход в эфир Горьковской студии телевидения. В городе началась телевизионная эпоха.

Навсегда запомнился случай. За час до начала программы включили оборудование, а в эфире ничего нет: отказал передатчик. Специальный прибор вроде эхолокатора показал, что проблема возникла на отметке 180 метров. Была зима. Крюков в полушубке и валенках по железным лесенкам поднялся на 180 метров вверх на телевышку. Отвернул все болты – оказалось, вылетел фидер.

- Соединил проволокой провода. Внизу снова включили передатчики. Ничего - нет контакта. Тогда пришлось лечь, надавить ногами на фидер, чтобы он встал по центру, и так лежать два часа, пока не закончился эфир… Лежал и смотрел, как горят четыре красных фонаря, покрытых инеем, и ждал, когда закончится программа этого вечера…

На Нижегородском телевидении есть давняя традиция: каждый год в начале мая, в канун Дня радио и Дня Победы собираются старожилы эфира и нынешние сотрудники Государственной телерадиокомпании «Нижний Новгород». Конечно, самыми желанными на этих встречах всегда были участники Великой Отечественной войны. Я помню время, когда их было еще много и ветеранами их еще не называли. Режиссеры Владимир Александрович Дегтерев, Марк Анатольевич Скворцов, Всеволод Михайлович Станишнев, кинооператор Олег Борисович Ярчевский, шофер Николай  Николаевич   Алеин,.. Сейчас их нет с нами.

В этом году пришли лишь два участника войны: Людмила Павловна Яковлева и Евгений Трофимович Крюков.   

Евгению Крюкову было 17 лет, и он учился в 10 классе, когда его и еще нескольких одноклассников вызвали в военкомат и открыто сказали: «Скоро начнется война, хватит учиться в обычной школе, вас переводят в специальную в городе Кирове».  И в ноябре 1940 года ребята оказались в кировском аэроклубе, который превратился в центр первичной летной подготовки для начинающих пилотов.

Учились летать на биплане У-2. В апреле 1941 года учлетов, освоивших самостоятельные полеты на этом самолете,  на поезде отправили в батайскую авиашколу. В мае 1941 года Крюков и его ровесники были зачислены в военную авиацию, приняли присягу и стали облетывать легкомоторные самолеты УТ-2. Через месяц после начала войны молодые пилоты уже летали, правда, вместе с инструкторами,  на истребителях УТИ-4. И вскоре пересели на одноместный истребитель И-16.

Дальше был фронт.  Авиационный полк базировался в Гудермесе, он был оснащен истребителями ЛАГГ-3 Горьковского  авиастроительного завода имени Серго Орджоникидзе. На самолетах этого типа, вооруженных пушками и бомбами, молодые летчики вели настоящие воздушные бои. А потом пересели на более совершенные истребители Лавочкина - Ла-5.

Крюков с боевыми товарищами  прикрывал вылеты наших «воздушных танков» Ил-2, которые штурмовали передовую линию фронта. Ил-2 был одномоторным двухместным самолетом, с бронированным днищем.


Конечно, Евгений Трофимович помнит бой, когда ему удалось самому сбить самолет врага в небе над Малой землей.

- Полеты происходили над морем. Сколько раз видел – то один борт упал в море, то другой. В тот день мы опять были на прикрытии наших самолетов. Шестерка ЛАГГов прикрывала интенсивную работу штурмовиков, затем ее меняла другая шестерка, затем - третья. Мы повернули домой после окончания боевого задания и растянулись по парам, причем, один из самолетов летел весьма низко – не хватало мощности. Я вижу, что к нему сзади подходит мессершмит. Реагирую быстро, разворачиваюсь и лечу навстречу мессершмиту. Немец меня заметил, быстро ушел  и скрылся, мы его на время потеряли. Я нагнал своего ведущего, вся группа подтянулась и продолжила полет. Подлетаем к аэродрому, ведущий дает команду: «разойтись на посадку». Мой командир пошел на посадку, а я - на второй круг, вдруг в наушники услышал крик и не пойму, почему кричат. Машинально поворачиваю голову и вижу: над ведущим висит мессершмит и ведет огонь. Разворачиваюсь к самолету врага и лечу за ним, нажимая на гашетки из двух пушек. Мессершмит проходит сквозь мой огонь, а мне дальше нельзя – горючее на исходе. Иду на посадку. Дальше был разгромный разбор полетов в полку у начальства: как могли допустить, что привели немецкий самолет  за собой на аэродром и почему его не сбили. Через несколько часов нам сообщили, что тот мессершмит упал в расположение наших наземных частей. На борт моего самолета наклеили первую звездочку, а позже представили к награде – ордену Красной звезды. 

Орден, правда, Крюков не успел получить. Был сбит в очередном бою в августе 1943 года. Молодым собеседникам Евгений Трофимович говорит:

- Если вы меня спросите, что самое страшное на войне, отвечу – плен!

С 17 августа 1943 года началось для Крюкова кочевание по лагерям для военнопленных: сначала Симферополь, потом польский город Лодзь – спецлагерь для русских летчиков, далее - Бавария, позже - Ганновер.  Строили дороги, работали до изнеможения на сахарном заводе, выполняя самую черную работу, позже - на железнодорожной станции подбивали щебень под шпалы. До сих пор Евгений Трофимович помнит свой браслет на руке с №20971 и бесконечные допросы. Немецкие офицеры агитировали вступить в Русскую освободительную армию генерала Власова.

Крюков пытался  бежать из плена, удалась лишь третья попытка. Как-то ночью в начале апреля 1945 года пленники в лагере  услышали артиллерийскую канонаду – стреляли со стороны американских войск. Наутро всех собрали и повели на Восток, а на одном из ночных привалов удалось сбежать небольшой группой – 11 офицеров. Шли ночами на Запад, на звуки военных действий, наконец, вышли к окраине небольшого города, который был занят американскими солдатами, в основном темнокожими.  Обратились в комендатуру, их поселили в заброшенном госпитале. Прожили там до 18 мая 1945 года. Позже бывших пленников американцы переправили через реку Эльбу и передали представителям Красной Армии.

 Крюков вспоминает:

- Нас было 300 человек, мы пешком прошли 80 километров до Берлина и разместились в окрестностях города в составе 135 стрелковой дивизии, а через неделю в вагонах нас отправили  в украинский город Овруч, в лагерь для перемещенных лиц, в котором я провел 6 месяцев, ожидая окончания государственной проверки по факту пребывания в плену у фашистов. Проверка закончилась, меня демобилизовали, восстановили в звании младшего лейтенанта, вернули награды и отправили поездом домой в Кировскую область.

В ноябре 1945 года  Крюков вернулся в свой родной  городок Мураши. К тому времени пришел отец с Ленинградского фронта, возвратился старший брат - штурман дальней авиации, воевавший на дальнем Востоке, прибыл средний брат – артиллерист с Карельского фронта. Вот так благополучно отвоевались. Евгению было 22 года, и он обратился к директору школы с просьбой предоставить возможность закончить 10 класс, и после 5 лет военной службы Крюков снова сел за парту.

 А в 1946 году поступил в институт, и дальше была вся жизнь, о которой вы уже знаете...


Биографическая справка:

Родился в 1923 г. в г. Мураши кировской области. После окончания электротехнического факультета Горьковского индустриального института по специальности «Радиотехника» был принят на работу  в областное управление связи на должность инженера радиоузла. В 1955 г. назначен главным инженером строящегося стационарного Государственного телецентра,  в 1968-ом  переведен на работу в областное управление связи заместителем начальника по развитию телевидения и радио на территории области.


Автор биографии А.Цирульников

Книга "Белинского, 9а", глава "Крюков Е.Т. Ремонт на высоте 180 метров".

Ветеран Горьковского телевидения Евгений Крюков отмечает 90-летний юбилей


НА ГЛАВНУЮ